Внезапная смерть — это просто бессмертье…

* * *

Внезапная смерть — это просто бессмертье…
Печалью пророча беду,
Не делай ошибок, чей возраст столетья,
Мой милый, смешной Какаду.
Не смешивай яды презрительных взглядов
И слов, недостойных любви,
Не надо обид, подозрений не надо,
Лампадка и ладанка снов,
Прозрачная льдинка, вуаль водопада,
И все же основа основ.
А дальше? Не будем будить откровенья
Спиртным или сталью иглы,.
Пусть даже порой одолеют сомненья
В разумности правил игры.
Ушедшим — бессмертье, оставшимся — память
И страшное чувство вины.
Мы любим и наши ошибки исправить
Мы можем, а значит, должны.

* * *

Ты отбыла любви наказанье.
Ты свободна! Не бойся, лети!
Целый мир меджу первым признаньем
И последним, бездарным — Прости…

* * *

Это не правда, а просто
Деревянная улыбка Времени,
И от сознанья вины обоюдной
Сердцу не легче ничуть.
Я буду сильно скучать,
По-мальчишески, на удивление,
Мне будет трудно, а ночь
Вряд ли позволит уснуть.
Мне ли не ведать законов разлук,
Отторженья мертвой Любви
И мучительный поиск причин.
Мне ли не знать обреченности
Не моего отражения,
И умирания лучшего в душах не лучших мужчин.

* * *

Стреляться с зеркалом — сомнительная блажь,
Отождествляя с лицемерьем нежность,
Когда в абсурд супружеский коллаж,
Размажет самомнения безбрежность.

* * *

Жизнь жалась в окруженьи должников
И морщилась от боли и обиды,
Что не хотят они платить долгов,
И даже не показывают вида,
Что задолжали. Или может быть
Не понимают, мерзкие дебилы,
Что им без кредиторов не дожить
До честно отработанной могилы.
И продолжалась странная дуэль,
Где должен быть один лепаж заряжен,
Но свой капризный утренний картэль
Жизнь бросив, снова к вечеру промажет.

* * *

Ты насилуешь всякий раз, когда разочаровываешь,
а разочаровываешь всегда…

Насильник неподсуден — для него
Не сочинило общество законов.
Но разве что из будущих речов
Соорудить потешную корону.
Три раза в семидневку. Алгоритм
Расписан по минуте и по жесту —
Сегодня любим, завтра мирно спим.
И честно инсценируем фиесту
Разврата, но не чаще, чем раз в год,
А годы таят каплями на стеклах,
И каждый раз партнер чего-то ждет,
И каждый раз все буднично и блекло.
И снова изнасилована ночь,
Ни чем иным, как разочарованьем,
И страшно, что уже нельзя помочь,
И эффективно только расставанье.

* * *

Две стеклянные колбы с осиною талией,
Конус золотого песка —
Из простудного детства картинка —
Близость черных лепешек.
И красный кружок огонька,
Гул аппаратный,
И тетенька в белой косынке.
Так же мучительно высидеть тонкую струйку,
И испытанье трудней неподвижности, врядли отыщешь…

Ты третий час у стола имитируешь мрамор статуи,
Без напряжения…
Годы прошли, ты уже не мальчишка.

Читайте так же: