В горячем маревы плиты

Xxx
В горячем маревы плиты
Глумливо корчится посуда.
Еще хранящая следы
Ежевечерних самосудов,
Гастраномических грехов,
Пожалуй и не самых тяжких,
Когда спасение штанов
В приобретении подтяжек.
Воткнув стеклянный штырь воды
В лоханку раковины, гнусно
Бормочет кран, что до беды
Недалеко, но снова пусто
В неутомимом животе,
И лапки тянуться к еде,
Желудок у котенка не более котенка,
А сил для игр уж вовсе нет.
И в торопях изрезана клеенка.
И стонет под подошвами паркет
Тоскуя бродит пузо по квартире:
До завтрака еще час четыре

Xxx
Взгляд со строк сползает в сон,
Ластик векстирает буквы,
Пусть не кандидат наук вы,
Но зато не нужен бром,
Но зато вам продлено
Право пользаваться феном,
А здоровья на измены,
На табак и на вино
Вам еще на долго хватит,
А несчастный кандидат
третий день лежит в кровати,
У него опять инфаркт.

Xxx
Снова день расшатанный, как старый
Табурет, и очень мало света
На вспотевшем первом этаже,
Биты карты и бокалы—это
Не приметы — предостереженье,
И желать не хочется уже,
И жалеть уже гневмоготу
Вспоротую вилкою мечту,
Мета черная горластая, и все же
Умная, как пес голодный,
кожей чувствуя не состыковку лет
Собственным расшатанным здоровьем,
Перебой или малокровье,
Сутки через двое, пистолет?
Выбор не богат—реалистичен,
Так решай не нарушай приличий.
Тормаза имеют дальность боя,
Преступления—только давность лет,
Остальное выдохи пробоин,
Как в дырах сохнувший цемент,
Кареозная опять заныоа догма,
Тридцать лет не так уж много…
Тридцать лет не так уж долго

Читайте так же: