Свидетелем бревенчатой судьбы

* * *

Свидетелем бревенчатой судьбы,
Сверчит сверчок в бетонных параллелях,
И ночь в гирляндах голубого хмеля
Ненастоящих. Баловень беды
Лубочный город спит посередине
Чудного лета, века на краю,
Но пальцы Господа в слегка подсохшей глине
Хранят теапло последнего люблю,
Как оправданье суетных зазнаек.
Первопрестольной в пятнах позолот
Смешно щекоткой коммунальных спаек,
Все знающих, но задом наперед.
Смешно до слез и до изнеможенья…
И ре, ми, фа, и соль, фа, ми , ре, до —
Первооснова мудрого решенья
Оставить вместо чаевых пальто.
Совокупленье скупости и жеста
Широкого до голубых кровей,
До нищенства, решающего просто,
До гибели, решающей быстрей.

* * *

Повелительно плавная поступь

В талый снег, превращенных времен

Что помеченный черною оспой

Перекладиной, планкой, полоской

Неуклюжим глаголом влюблен.

Только свечи — предтечи пожаров,

Только речи — предтечи доктрин

Отраженным вдуваются шаром

Исчезают оплавленным паром

На прозрачных ладонях витрин.

Не клейми меня, время, не стоит

Не возись с недостойным рабом.

Жизнь и так уж на мне экономит

Награждая верблюжим горбом.

Три, шесть, девять — три знака сложенья,

Три по шесть — умножения знак,

Тень Голгофы и ада виденье

В смутной сумме и снова не так.

Да не в такт закрывается клапан

В цепких лапах провидец комет

Подозрительно плоская папка

И тесемкой придушенный свет.

Крутит день колдовскую известку

Купит тень твой помятый костюм

За нехватку снобистского лоска

Мы заплатим словесным поносом

И торжественно спустимся в трюм.

Как нам быть, как нам выбыть достойно

Потихоньку нашепчет волна

И пройдет тень великого война.

* * *

Невидимый дождь — только шелест

И скоро ко сну

Суставы теней,

Чуть скрипящие солью бессонниц

И ноя в ногах, поднимается ртуть за черту

Привычную к вечеру

В возрасте хворых околец

На пальце кольцо — выгиб золота

Нянчит тепло.

Пора за АТ — повезло

И печалиться неча

Резиновой коброй ладони упруго свело

Невидимый дождь и недавно нежданная встреча.

* * *

Любовь, слабоумие, смерть

Мы в них безнадежно похожи

Дождя безопасная плеть

Сечет по живой еще коже.

И ластик стирает черты

Толченые в траурный грифель

Нестойкий, как запах мечты

Что чудится в свежей олифе.

* * *

Перевертыш четырех стихий,
Тень неназванныхи хворых сновидений,
Совпадений линька, а на деле
Воткнутый в бильярдный шарик кий.
НЕ насквозь, а в лузу о т борта
И за борт балласт неразберихи,
Да былых влюбленностей шутихи,
Краткий высвет слова суета.
Не дешевле трусости долги,
Не дороже памяти дороги,
Захотев сказать о многом многим
Ты друзей записывал в враги.
Век твой вымыт влагой из-под век
И смердит липучим перегаром.
Слишком неприглядно человек
Умирает сам с собой на пару.
Ну, а все же может стук копыт,
Кем-то взнузданной буддийской, дикой зебры,
Ты еще услышишь и открыт будет путь тебе, но вряд ли первый.

Читайте так же: