Сиреневый бульвар

Сиреневый бульвар
На самом деле серый,
Как сказочный туман
С вершин далекой Сьерры,
Который видеть мне
Пока не приходилось,
Ну разве, что во сне,
Когда –ни будь приснилось,
Холерный небосклон
на рисовом отваре,
Колонна, жидкий звон
Разбитой, жидкой твари

Xxx
День уйдет зубною болью,
В ночи бархатный наркоз,
Теплый воск убогой воли,
Бесхребетность винных лоз.
Старост самой стойкой краской –
Для волос,
Пусть ответит время сказкой
На навязчивый вопрос –
Для чего?
Тысячилетия повторяемый –
Зачем?
Чем?…
Черемуха и вечер.
Заточенье вечных тем,
Утонченность вариантов
Слилась в тонкий нервный писк,
Неизбежность артифактов
И согласие на риск.
День уйдет зубною болью,
В соль рассыпится словарь
Каппиляров киноваро –
Сеть с замедлкенною кровью.

Xxx
И волки начали с молока…
А годом раньше фальши,
Неверность ветряных и невозвратных женщин,
Мешочки с дождиком –
Стальные облака.
И волки начинали с молока…
А после первой крови – сладкий привкус,
И стоматологи не исправляли прикус,
Подпорченный сосанием слегка.

И волки начинали с молока….
Но жестче шерсть, и глаз прозрачно-колок,
Таскает Кай нетающий осколок,
А Герда где-то ходит по рукам.

Ни бирюкам , ни вожакам, ни самкам
Не избежать последнего прыжка,
Быть может хватит пустяковой ранки—
И волки начинали с молока.

На полувсхлипе нервного смешка
Порвется перепонка наших буден,
Ну а пока волчатами побудем.
И волки начинали с молока.

Xxx
Пусть пластины пыльных листьев
Лакирует лето ливнем,
Сгинем мы, и даже писем
Не останется в помине.
Ведь сейчас не пишут писем,
А карман не обитаем…
Скоро осень – осень лисья,
Но совсем, совсем не злая.
Я не знаю как одеться:
Утром холод, днем – жара
Бестолковое соседство,
Непристойная игра
Кляксы будней,
Выходные –
Запах красного вина.
Нас не будет и впомине,
Но не наша в том вина

Читайте так же: