Последнее время

* * *

Последнее время
Во всем неудача,
За что бы не взялся —
Попытка пустая,
И льется урон,
Убедительно знача,
Что скоро повалит
Удача густая.

Лето в августах 1998 года,
время суток, когда даже
вызывающе развратные люди
давно спали после совершения
непристойных дел.

* * *

Снова снег в Господнем Храме
И белым-бела беда,
Да росинкою на шраме
Розовеет слово — да.
Снова сокол и стервятник
Затевают вечный спор,
И к концу столетья вряд ли
Будет выметен весь сор.
Нам же — жалко ожиданья,
Состоянье «не у дел»,
Если снег в Господнем Храме,
Значит кто-то так хотел.
Скалит пасть пустая рама
И глотает сквозняки,
Ткут в углах своих упрямо
Паутину пауки,
Пыль вуалью по паркету,.
Тлеет осень за окном,
До того привычно это,
Что гоняешься за сном,
Только носик любопытства
В черном блюдечке зрачка:
Жив еще? И бродят мысли
Не дороже пятачка.
Что же дальше? Чем мы хуже?
Но, молчание в ответ,
Или ложь, что даже хуже,
Ну, а может быть и нет.

* * *

Я свыкся с одиночеством ночным,
Но не могу привыкнуть спать без света,
Неспешно превращаясь в синий дым,
До фильтра дотлевает сигарета.

Как зябко в комнате, и душно вместе с тем,
За креслом пес сопит, уткнувшись в лапы,
Бордельный, тусклый отблеск красной лампы
Дрожит в неровностях многострадальных стен.

Я жду — в три буквы всю мою тоску,
Сожгу, что было — буду жить мудрее,
И жажду жизни утолить сумею
Касанием к усталому виску.

И первый раз за множество ночей
Погаснет свет, но оживет дыханье,
Пусть остывают шестьдесят свечей
«Я изучил науку расставанья».

* * *

Душно, душно. Влажный ветер
Остудить не может кожу.
Мы за прошлое в ответе
И за будущее тоже.

Кровью двух тысячелетий
Напитались наши раны.
Душно, душно. Влажный ветер
Да бетонные капканы.

Безысходность молодеет
С каждым днем и скаждым часом.
Может, стали мы добрее,
Но заслуга в том не наша.

Просто мы устали грызться
Просто прочны наши стены.
Просто реже видим лица
И привыкли к переменам.

Душно, душно. Влажный ветер
Остудить не может кожу.
И за два тысячелетья
Было все и все похоже.

* * *

Что тебе остается? — Метаться и лгать,
В недомолвках, в размолвках забвенья искать,
Быть собою вчера и в бреду повторять,
Что на сердце конторская сохнет печать.

Человек! Он придет — твой двухтысячный год.
Ледостав по весне, ва зимой ледоход.
Как глоточек воды в твой искусанный рот
Твой двухтысячный год непременно придет.

И, быть может, ответит, а вдруг промолчит….
Как горчит это лето и осень горчит.
Десять тысяч пророчеств начитанных Чит
Крепкий волчий закон костью в горле торчит.

Человек! Будет много обид и невзгод,
Будет горе навзрыд, будут руки вразлет
На кресте повседневности, скуки,забот,
На спасенье придет твой двухтысячный год.

Читайте так же: