Незнакомая грусть, с пряным привкусом прожитых лет

* * *

Незнакомая грусть, с пряным привкусом прожитых лет,
Несуразная прихоть роман начинать с эпилога,
Уступать доминанту собранью недобрых примет,
Бормоча по ночам, что осталось не так уж и много.
Оживлять мертвецов, и под куполом лобной кости,
Им устраивать прошлого пошлое, страшное шоу.
И терзать надколенники вычурно-сонным прости,
Вот пожалуй и все, что умеет рифмованный клоун

* * *

Копи долги
И принимай капель
Недужной и ненужною надеждой.
Меж до и после сжатое теперь
Вчера и завтра задыхаясь между.
Смеется жизнь, смеется смерть
Даруй мне мысль, умение терпеть
Не разделять, не властвовать — любить,
Не позабыть ожогов неуменья
И право илюзорное — решить
Не променять на внутреннее зренье.
Крючки мизинчиков сцепив самим с собой
Закончить неуклюжий жалкий бой.
Как не крути, но все-таки весна
И жизнь мудрей и проще, чем казалось
А ночи, проведенные без сна,
Не более, чем плата за усталость.
На счетчике забытые долги
И кредиторов жалкие шаги
Не скоро превратятся в трель звонка
В прозрачные круги — в неумолимость.
Ну а пока бесплотная рука
Играет лучиком весенним — недоснилось
Тревожное до страшного финала
И сон растаял в складках одеяла,
На улицу прочавкать по делам
Вдохнуть улыбку — скоро будет лето
И повезет, и ты припомнишь сам,
Что было не написано, но спето.
Отступят холод, хвори и хандра,
Страх ночи и озлобленность с утра.

* * *

Все сложилось странно и непросто —
У моста сидели две совы,
И лохматик маленького роста,
Обращаясь к путникам на вы,
Предлагал липучку паутинки,
Или путеводных пауков,
Или просто детские картинки
С прокитайской вертикалью слов
И дробясь, бревенчатые дуги,
Бередили близость позвонков.
На запятках заспанные слуги
Правнуки ливрейских пузанков,
В такт подков кивали головами,
Соглашаясь с окликом хлыста,
И возница в неизвестность правил,
Проскочив знакомые места.
Расреряв ориентиры детства,
В оцепленьи призрачных границ
Безупречно-злого королевства,
Мудрых, но, увы, бесплодных птиц.
Алый диск абстрактного заката
Рос между ушами пристяжной
Неуклонно, облачную вату,
Полосуя сочною рудой.
Вскользь диагоналей занавесок —
Свет и никакого ветерка,
И движенье становилось веским
Обещаньем нового витка.
А пока апокалипсис цвета
И апокриф преданной любви —
Та река с мостком, наверно, лета,
А слова прощальные твои
На картинках детских испугался
Прочитать, уткнувшись в горностай
Глупого апломба, и остался
Визави с собою…
Погоняй!
Бесприютный силуэт возницы.
Темная, сутулая судьба.
Пусть шалеют от бесплодья птицы,
И в прикусе корчится губа.

* * *

НР

Голоса магический кристалл —
Просто дружба кролика с удавом.
Вечер недосказанность листал
И в интиме растворялись дамы.

Пряный, опьяняющий коктейль,
В общем-то без умысла и смысла,
Древних откровений карусель
И уменье без ущерба смыться.

* * *

В коридорных желобах,
В гласных жалобах слогов
Притаился песий страх
Гнева гипсовых богов.
Мысли в латексе согласья —
Безопасно и бесплодно.
Зябкий сингер рыжей масти,
Послевременные роды.
Честь ухода за черту.
Да какого черта ту
Выбрал сорную страну.
И смакуя свой итог,
Попросился на войну,
Но и этого не смог.

* * *

Чем несуразнее названье,
Тем пристальней случайный взгляд.
Бери, не брезгуй все подряд,
И не ссылайся на незнанье.
……………….. состыковкии слов,
Источника сплетенья смыслов.
Филологический улов
В столбец и выгиб коромысла.
«Бульвар несбывшихся надежд»
И прогрессивный клуб «Пещера»,
А утешенье для невежд —
В палатке водочной — «Гетера».

Читайте так же: