Недели две потрескивал мороз

Xxx
Недели две потрескивал мороз
Листвы опавшей желтой крафт-бумагой
И то лишь к ночи ближе. Но всерьёз
Ударил лишь сегодня. Бедолаги,
Что проморгали осени конец
Пингвиньей стайкой в остов остановки
Попрятались. И подползал неловко
Автобуса звенящий леденец
Чтоб развозить иззябшее тепло
По будням, сокращая расстоянике
Пожалуй нам сегодня повезло,
А вот вчера до одури стояли.
Так стеклышки малюсеньких удач
В мозаику пожизненной удачи
Сложились. Ненавидя слово врач
Мы покупали радости на сдачу.
Метелкою забывчивости пыль
Потерь и несуразиц аккуратно
Сметали. И сдавали боль в утиль
Чтоб научиться мыслить аккуратно
Эпохе. В основном все было так,
Как мы хотели или хаслужили,
А если и замерз какой чудак,
Так бог судья, а мы его простили.

Xxx
Разрешенье быть сиюминутным
Выпросить у времени пытаюсь,
Оступаюсь, каюсь, и, попутно
От себя и песен отрекаюсь.

Пресыщенья ли просить, отсрочки,
В гаме улиц выисканы гаммы
И разбиты о коварство точки
Лапидарность злобной злобной эпиграммы.

Блики дня запутались в сетчатке
Чуткий слух забит звучащим хламом,
Мне нужна привычка к опечаткам
Дабы не прослыть глупцом и хамом.

Лишь бы не прослыть! – а быть – едва ли
Время есть меж сном и алкоголем,
Я беру, что есть,
У хозяйки – жизни на постое

Xxx
Когда февральской ночью плавно
Кружились блестки в пустоте,
Язык асфальтовый шерщаво
Лизал подошвы темноте.

Когда неслись часы работы
Таксистов, мафии и шлюх,
Два телефонных оборота
Спасали пьяных и старух.
В домах мешался запах храпа
И бартолиновых желез,
Узор неонового крапа
Тускнел, свирепствовал мороз,
И новорожденых рекламных
Щитов юродствовал оскал –
Вдруг, кто-то вспоминал оглавном,
И почему-то умирал

Читайте так же: