Сборник стихов Юрия Фомина «3 кольцо»

ЧАСТЬ I

ЧАСТЬ II

Настоящая любовь уходит тихо

Xxx
Настоящая любовь уходит тихо.
Без истерик, криков бурных сцен,
Черной струйкой из размякших вен,
Чувством неизведанного лиха.
Без боли,
Без воли,
Без слов,
Без возврата,
Теперь все другое,
Былое куда-то
Ушло – не забыто
Ни ныне, ни присно
Усталою труппой
Бродячих артистов.
Xxx
Пора несбыточных надежд,
И произвольных ожиданий.
Все остальное — для невежд
В науке нужных рассткваний.

Все остальное – между тем,
Как между ними пропасть срока,
Он может большего хотел,
Но только в этом мало прока.

И, может от квартиры ключ
Не из холодного металла,
И может быть, не из-за туч,
А из-за солнца света мало.

Январский дождь, апрельский снег—
Все перепутано и сиро,
Да был ли в мире человек
Собой заполнивший полмира?

Пора… А у колена зло
Опять гримасничает счетчик,
Быть может проще, всем назло,
В графе “любовь” поставить прочерк?

Старая фотография
Предгрозовое облако волос,
И детских глаз наивное упрямство,
А мир в крови свой крест извечный нес
Под обещанья равенства и братства.

И разгорелся неуютный век
Предчувствия свершений свержения,
В серцах предтечей нынешних калек,
Беспомощных, бескровных поколений

Преступница…. Причистая, дитя!
Где красота без шрама – дар господен,
Пренебрежения боги не простят
И станет вечным царствие пародин

С уютом тесного угла

Xxx
С уютом тесного угла
Ты примериться не сумела,
Слегка погнутая игла
Слепым щенком толкалась в вену.
И падал поршень по шкале,
Глотая четкие ступени,
На цилиндрическом стекле
Твоих волос дрожали тени,
А в жерле темного окна
Огни чужих квартир плясали,
Рождалась теплая волна
Из холодка стерильной стали,
И, докатившись до глазниц,
Запутав глаз в прозрачный кокон,
Глазами многих близких
Смотрела с запыленных стекол.
Глазами брошенных детей,
В которых не было печали!
Глазами преданных людей,
Которые тебя прощали.
Ты им опять была нужна,
Ты снова чувствовала силу!
Ведь жизнь, пожалуй, не прошла,
И все, что было поправимо…
Это было давно –
Тошнота и тиски на висках,
Было в силах вино разогнать
Удушающий страз.
А потом он сказал:
“Будет легче”
И он несолгал,
И, впервые в предплечье,
Ушел серебристый металл.
Разовая доза…
Розовый раствор,
Все слова и слезы –
Первобытный вздор!
Завтра все исправим!
Завтра…
Дрохь в руках,
Кто за счастьем крайний
В ватных облаках?…
Выше высшей дозы
На один укол,
Все слова и слезы —
В розовый костер!

Xxx
Снег прошел по зиме на подушечках кошкиных лап
И, свернувшись в клубок, задремал во дворах и прорулках,
А вчера, по утру, вдруг просел, потемнел и ослаб,
И тепло коготками по стеклу забегало чутко,
Мы торопим весну, мы хотим, чтобы стало теплей,
Забывая, что мы — только снег на размякших ладонях,
Несоленая капля сбегает по коже твоей,
И разнузданней крики нахальных шалманов вороних.

Легенда о Нарояме

Легенда о Нарояме
На нарояме выпкл снег,
Теперь она умрет без боли,
Теперь, когда вокруг все стало белым,
Белей того, что раньше было человеком,
Белей того, чего теперь уже не видно.
Под первым снегом
Она сидит светла, как этот снег,
Она не видит чем ей стать придется,
И не узнает, к счастью, что напрасно
Освободила место новой жизни,
Которая не принимает разум,
Которая до смерти безрассудна.

Xxx
А все было не так странно
И трудно,
А трудней всего были звуки.
А.Галич

Даже слабое движенье
Вызывает раздраженье
Звуки – хуже всякой муки
Тук
Тук
Тум…
Дождик вляпался в туман
Звонко пал,
Отупел,
А туман в голове,
То не дождик, а часы…
Тсс!
Заскрипела снова дверь—
Снять проклятую с петель!
Скок
Замок
С двери в висок
Тишину серый волк
За окно уволок,
Выдуло обоих,
Тени на обоях,
Как оживший шепот.
Слушай, слушай как ползет
Узел по веревке
Шарик шерсти,
Шорох,
Счет
Газом из камфорки.
Спрячешься за веками,
А они – стекло,
Скорлупой ореховой
Им бы быть, но
Резче,
Резче –
Что-же, режьте,
Соболезнуют,
Как обрез суют
В переносицу …
С нас ли спросится
за добро ?!
— спасибо Вам!
По сухим cаднит губам

Поиграем немного во все хорошее

Xxx
Поиграем немного во все хорошее
Улыбнемся хоть раз просто так
И подарит нам радостей целый мешок
Беспрсветный смешливый чудак.

Поиграем сегодня в сегодня, а там
Будет тысяча гнусненьких бед
И тебе на обед и с поклоном подам
Сразу дюжину царских котлет.

Ты получишь из старой покрышки кольцо
Ты гаек получишь колье,
И я буду изящным придворным льстецом
При твоем бесподобном дворе.

Я записывать буду твой каждый зевок
На потрепанный старенький маг
Я укрою коврами кальмары дорог
Из ненужных конторских бумаг.

Семенами ужасных промышленных труб
Я засею твой каменный сад .
Я с тобою не буду не скушен, ни груб,
Если только не буду рогат.

И, конечно не буду носить на руках,
И ходить на ушах,
И витать в облаках,
И расписывать стены,
Цветы обещать,
Опасаться измены,
Обиды прощать,
Буду весь как всегда,
Лишь старей города
Да земнее звезда.